X

19.06.2015 | Пушкин и вино!

10 июня в уютном зале ресторана авторской кухни «Сибирия» бутик вин «Три бокала» принял непосредственное участие по встрече, которая была посвящена Александру Сергеевичу Пушкину, чей день рождения 6 июня в очередной раз отметила вся страна.

            В его произведениях не раз встречаются упоминания блюд и напитков, традиций, связанных с гастрономией и винопитием, по которым можно буквально почувствовать, ощутить аромат того прекрасного и благородного времени, в котором жил великий поэт.

            Гурман, сноб, прожигатель жизни – такое впечатление возникает при чтении пушкинских произведений – "Евгения Онегина", "Медного всадника", "Бориса Годунова", не понаслышке же Александр Сергеевич описывает с таким вкусом знатока трапезы и пиры.

            Пушкин был многогранным человеком, что подтверждает его умение ценить не только изысканные застолья лучших столичных домов, но и скромные кушанья Болдина и Михайловского.
            Кроме этого, Александр Сергеевич являлся признанным любителем вин. Он хорошо знал вина Бургундии и Бордо, любил шампанское, при этом не отвергал донские, молдавские и кахетинские, не отказывался от домашних настоек и наливок соседних помещиц.

            У Пушкина встречаются уважительные упоминания о немецких винах, в частности мозельских белых и бессарабских винах. Он пишет, что они отличаются: "прозрачностью и крепостью - свойством быстрого и легкого опьянения". 
            Однако в фаворе поэта всегда были легкие французские вина. Красное из Бордо, белое - Сотерн, шампанское - "Сен Пере", "Клико", "Моэт", "Люнель". К столу великого поэта подавали также токайское и рейнвейн.
            История доносит до нас немного примеров того, что, как, и где пил поэт - очевидно, что Пушкин знал меру и не давал поводов для анекдотов.

            Именно из строк его великих стихов мы узнаем, что Бордо – это легкое красное французское вино, что Бургундия – это в первую очередь «Вужо» (виноградник Clos de Vougeot, оцененный еще монахами как один из лучших в Бургундии), а потом и Шабли, как лучшее французское белое.

            Таков был самый жизнелюбивый русский поэт, в жилах которого текла горячая африканская кровь, кипучий, как вулкан, яркий, как комета в ночном небе, умевший наслаждаться каждым моментом и передавший нам в бессмертных строчках эту свою неуемную любовь к жизни.
            И напоследок скажем, что, безусловно, приятно осознавать, что некоторые винные предпочтения Александра Сергеевича Пушкина мы, спустя много лет может разделить с великим поэтом и сегодня.

 

ВСЕ МЕРОПРИЯТИЯ